Люблю тебя, мамулечка!

Написать об этой семье мне хочется уже давно, но, как говорят, всему свое время, и до сегодняшнего дня было, видимо, не время еще.
Точнее сказать, речь пойдет не обо всей семье, а о маме и ее дочке. Почему о них? Потому что, мне кажется, я знаю о них столько, что даже они сами о себе знают меньше.
Сразу хочу сказать, что мама и дочка восприняли мою идею рассказать о них совсем по-разному: мама просила, даже уговаривала оставить ее в покое, и, наконец, согласилась с одним условием – не называть истинных имен; дочка же, напротив, честно и открыто сказала: напишите про маму, она просто очень скромная, и я даже рада, что про нее напишете!..
Но это все предыстория…
— Мамочка, мамулечка, моя ты красотулечка, — давно уже взрослая дочка произносит эту фразу несколько раз в день, когда звонит маме.
В шутку, скажете вы? Может быть и так. Но, положа руку на сердце, многие ли из нас могут похвастаться тем, что наши выросшие дети говорят нам добрые ласковые слова, пусть даже в шутку? Но и это не главное. Так что же тогда?
Женя – приемная дочь. Она появилась в семье уже в осознанном, так скажем, возрасте. До этого в ее жизни, я знаю точно, было много совсем не детских тяжелых трагедий. Осторожно спрашиваю ее, помнит ли она первую встречу с мамой, и ее ответ просто шокирует:
— Я всегда была в этой семье, с рождения. Мое детство началось здесь, до этого не было ничего. По крайней мере, я в этом уверена.
Не хочет помнить или действительно не помнит – так ли это важно?.. И пусть не помнит! Но ведь было…
Когда мама Галя приехала в детский дом «смотреть» ребенка, она не думала, что так трудно будет уезжать обратно. Женьку с испуганными глазами оставить до следующего своего приезда она уже не смогла – забрала сразу. Но уезжала все равно с тяжелым чувством: два десятка пар детских глаз смотрели ей вслед с печальной мольбой: «а нас заберете?» Мама Галя даже ни один раз порывалась вернуться хотя бы за кем-то из них, но в опеке убедили подождать.
А Женька жалась в уголок, обнимая новенькую подаренную ей куклу, и боялась даже думать о предстоящем. Привыкала трудно, сжималась в комочек от громкого голоса, с опаской принимала ласки, и, казалось, каждый миг ждала чего-то плохого.
Мама Галя строго-настрого запретила всей семье смеяться над Женькой, а мальчишкам – родным сыновьям — было невдомек, как можно не смеяться над тем, что в доме во всех углах напрятаны кусочки хлеба «про запас», что соленые огурцы – это изысканное лакомство, и банки исчезают с неимоверной быстротой одна за другой, и что свиная кожа может служить жвачкой. Шло время, все менялось, постепенно семья стала жить обычной жизнью. И только редкие моменты напоминали о прошлом…
Как-то раз сломалась у дома калитка. Пока дети были в школе, отец отремонтировал дверцу. Все бы ничего, да только она стала туговато открываться. Женя, возвращаясь из школы, привычно дернула дверь, а та не поддается, потом она дернула еще и еще… Родители, увидев в окно, что дочь не может войти, поспешили ей на помощь, но та уже рыдала так, что уговоры не действовали. С трудом удалось разобрать ее слова:
— Я думала, вы меня больше не пустите.
Однажды из школы девочка вернулась домой грустная. На вопрос мамы, что случилось, она ответила, что одноклассницы, обсуждая новомодные джинсы, сказали, что ей, Женьке, такие все равно не купят. Мама молча взяла дочь за руку и отвела в магазин – новый наряд появился у нее раньше других. Не стоило баловать, скажете вы? Может быть, и так, только Женина мама думала, скорей всего, иначе. Да, она баловала, она заступалась за дочь, если чувствовала, что ее обижают незаслуженно, она не просто ее любила, а как будто даже сожалела, что когда-то ее драгоценной девочке жилось худо, а она, ее мама, ничего об этом не знала.
Часто можно слышать, что приемные дети вырастают неблагодарными. Не исключено, что так бывает. Но Женя выросла другой. Она учится, получает пособие и стипендию за хорошую успеваемость, а еще — небольшую доплату за то, что является старостой общежития, и из всего этого пытается сделать накопления. На что копит? На мечту – самую обычную – поехать на море с мамой! Можно, как говорит Женя, поехать и не только с мамой, но деньги она пока откладывает на двоих, а там уж как получится.
— Женя, а после учебы домой вернешься? – спрашиваю.
— Скорей всего, нет, думаю, что буду жить в городе.
— К маме, получается, только в гости будешь ездить? – ловлю ее на слове.
И ее ответ в очередной раз шокирует:
— А мама с папой поедут со мной. Я не могу без мамы!
И в этой фразе столько уверенности, столько искренности и любви, что сомневаться в этом не приходится.
Они, мать и дочь, знают друг про друга все, они, как подружки, делятся секретами, они могут часами болтать о пустяках или говорить о самом сокровенном. И, самое главное, они от этого счастливы!
— Мамочка, мамулечка, моя ты красотулечка, спокойной ночи, — Женя обязательно звонит перед тем, как лечь спать. И мама Галя точно знает, что рано утром еще до работы она снова услышит: мамочка, мамулечка…
Это ли не счастье?

Т. Посаженникова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *