Врачует доброта и мудрость

Николай Павлович Даровский

Поводом для встречи с ветераном труда Российской Федерации, почетным донором России, врачом-оториноларингологом высшей категории Пижемской поликлиники Николаем Павловичем Даровским стал его недавний юбилей – в начале июля ему исполнилось 70 лет. Многих ли практикующих в таком возрасте врачей вы знаете? Я – нет. Ведь любая профессия, а профессия врача в разы более других требует постоянного самосовершенствования, роста, обучения, поддержания ясности и гибкости ума. А далеко не у всех хватает сил и желания долгие годы поддерживать высокий профессиональный уровень.
Стаж работы Николая Павловича 45 лет – еще одна юбилейная дата. Окончив в 1972-м году педиатрический факультет Томского Государственного медицинского института, он приехал в родной Тоншаевский район, в Пижму, да так и работает здесь с тех пор.
— Как Вам работалось в те годы?
— Население Пижмы было около 20-ти тысяч человек. А нас, врачей, было двое – я, педиатр, и Владимир Иванович Звонков, хирург и главный врач. Вот вдвоем и работали. Делали абсолютно все. Те операции, с которыми мы сейчас посылаем в областные больницы, делали здесь, на месте. Кстати, с тех самых пор я с огромным уважением отношусь к педиатрам и терапевтам, которые работают на участках и в стационаре. У них огромный объем работы. Представьте, в отделении тогда могло лежать 25-28 человек, и неважно – ночь ли, день – если нужно, в любое время идешь на работу. Возможно, поэтому мои сыновья не захотели продолжать династию – насмотрелись…
— Расскажите о своей семье.
— Если браки и правда совершаются на небесах, то именно там я встретил свою жену, Людмилу Николаевну. Ну а если серьезно, я ее заприметил еще на вступительных экзаменах в институт. Симпатичная девушка, стройная, немного восточной внешности запала в душу. Но познакомиться тогда не удалось – на экзаменах не до этого. Снова увидел ее уже в конце первого курса, случайно встретил на проспекте Ленина. Бежал за ней аж два квартала. Решил, что теперь ее не упущу. Ну вот и добегался – уболтал, и в начале второго курса мы поженились.
Скажу в скобках, что меня подкупило, как Николай Павлович рассказывает о своей жене. «Она у меня красивая, умная, целеустремленная – никогда не бросит дела на полпути», — и в его словах неприкрытая гордость. Накануне золотой свадьбы, к большому сожалению жен, многие мужчины уже не считают нужным произносить подобное…
— Каков же Ваш секрет долгих счастливых лет в супружестве?
Николай Павлович доверительно сообщает:
— Вот иногда тянет поругаться, а я вдруг представляю фотографию жены, которая у нас в альбоме хранится. На ней ей 2,5 года. Ну и как можно обидеть этого ребенка?!
— Вы очень мудрый. Ей, наверное, с Вами легко, — предполагаю я.
— Со мной тяжело, — не соглашается Николай Павлович. – Но мы стараемся не обижать друг друга, ведь слово – это самое страшное оружие. Словом и убить можно.
— Я собиралась задать Вам вопрос о том, что для Вас счастье, но Вы уже на него ответили…
— Да, счастье – это семья. А самый счастливый и памятный день в моей жизни – это наша свадьба. Для нас самое важное в жизни – это наши дети и трое внуков. Мы так долго ждали наших внуков, и теперь это наше главное богатство. Остальное не имеет значения.
— Ваша жена, наверное, вкусно готовит?
— Да, но мужики у нас в семье тоже все умеют готовить.
— Говорят, что у мужчин на первом месте в жизни чаще всего работа…
— На работе отдаешься полностью профессии, а дома главное – семья. Получается «фифти-фифти».
— Николай Павлович, а у Вас есть ностальгия по прошлому?
— Она у всех есть в моем возрасте. В советские времена у человека был духовный стержень. Мы были уверены в завтрашнем дне. А теперь дети, заканчивая учебу, не могут найти себе работу. Хотя в материальном отношении, безусловно, лучше сейчас. Что касается советской медицины, то считаю, ее модель была очень хорошей. Если бы она не финансировалась по остаточному принципу, была бы идеальной. Я уже говорил, что раньше, примерно до 80-х годов, врач, особенно в сельской местности, умел делать все – мы работали во всех ипостасях. И детей лечили, и операции делали, и роды принимали. Во время эпидемии менингита не потеряли ни одного ребенка, всех вылечили здесь. Возможно, эти двадцать лет работы меня измотали, и поэтому пришлось сменить специальность – в 90-м году переквалифицировался в оториноларинголога. У нас ведь была и палата интенсивной терапии, и врач-анестезиолог, да все у нас было. А с началом оптимизации мы получили то, что есть сейчас – люди идут в больницу со своими лекарствами. И вроде бы оптимизация остановилась в последнее время, но уже поздно. В советские времена – опять вернемся к ним – огромное значение придавалось профилактике. Сейчас говорим, что это затратное дело, но ведь от нее была огромная польза! Работающих людей посылали на санаторно-курортное лечение, возможности для занятий спортом были на каждом шагу. А сейчас все уткнулись в свои гаджеты…
— Вы можете сказать про себя, что работаете по призванию?
— Да. В любой профессии любовь к своей работе – это самый сильный наркотик. Несмотря на трудности, низкие зарплаты и прочее, человек, работающий по призванию, не уйдет никогда. Таких людей много в медицине, в полиции – вот настоящая мужская работа. Мы даже не задумываемся, что именно благодаря нашим полицейским живем спокойно. В журналистике вот тоже без призвания не обойтись, — Николай Павлович улыбается. – В 50-е годы главным врачом Тоншаевской больницы был В. И. Виноградов, его замом – педиатр Л. А. Злобина, хирургом работал П. И. Краев. Это были удивительные люди, преданные своему делу. Глядя на них, на их отношение к делу и к людям, я и выбрал себе профессию врача. В работе с больными главное – уметь поставить себя на их место, почувствовать чужую боль. Но при этом не показывать вида!
— С годами не появляется некоей черствости? Ведь если так переживать за каждого и не нарастить на сердце «защитной корочки», можно и сгореть на работе?
— Не может быть такой корочки у нормального человека! Мы не бросаем своих пациентов. В Томске, когда я еще учился в медицинском, мне довелось поработать в больнице, где лежали дети с лейкозом. У детей, больных раком, глаза стариков… В них очень трудно, невозможно смотреть. Как можно оставаться безучастным к их боли?!. Черствости нет места в нашей работе. Это просто маска профессионального спокойствия.
— Вы согласны, что сейчас много профанов от медицины?
— Они всегда были, не только сейчас. И такие случайные люди есть в любой профессии, просто в нашей быть некомпетентным – это преступление. Как правило, такие люди в профессии не задерживаются. Сейчас очень много хороших врачей, настоящих. И среди молодежи в том числе. Утверждаю это потому, что некоторое время назад пришлось побыть и пациентом. Я считаю, если ты пришел лечить людей – придерживайся главной заповеди врача: не навреди! Другое дело, что материальная составляющая порой портит людей – если ты работаешь «на клинику», то есть в платной медицине, — даже хороший врач может стать плохим.
— Что самое сложное и самое приятное в Вашей профессии?
— Самое приятное – это когда поправляется больной, что же еще?.. Сложное – терять пациентов.
— У Вас было такое?
— Да, когда работал в роддоме, два раза не удалось спасти младенцев.
— Николай Павлович, Вы ощущаете свой возраст?
— Конечно, нет. Может быть, потому что алкоголь не употребляю. Правда, курю.
— Вы в воспитании своих детей принимали участие? Или времени не было (частая отцовская отговорка)?
— Обязательно! У меня же сыновья! Приучил их к рыбалке, охоте. Люблю побродить по лесу с ружьем, но в дичь давно уже не стреляю. Подхожу, наблюдаю.
— Ваш идеальный выходной, какой он?
— Выходных мало… Как у всех, наверное, — дом, огород. Хотя, нет, я же грибной маньяк! Летом главное счастье – это «тихая охота».
— А как относитесь к народной медицине?
— Вся современная медицина пришла из народной. А если имеете в виду экстрасенсорику и прочее – это, однозначно, шарлатанство. Травами же можно вылечить все.
— И даже онкологические заболевания?
— Нет, тут травы уже не помогут. Онкологические заболевания – это в большинстве случаев наше разгильдяйство, неуважение к себе. Вот, к примеру, бросил в костер три пакета, вдохнул дым – и получил канцерогены. А наше питание? Овощи в магазине покупать вообще нельзя, купил килограмм овощей, а получил порцию нитратов. Но это тема для большого отдельного разговора.
Ну а наша сегодняшняя беседа с Николаем Павловичем заканчивается. И мне, несмотря на нелюбовь к больницам, почему-то совсем не хочется уходить из кабинета ЛОРа Пижемской поликлиники – я полностью подпала под обаяние этого замечательного, строгого и одновременно веселого, мудрого, бесконечно доброго и харизматичного доктора. И, поздравляя его с юбилеями и прошедшим днем медицинского работника, я желаю ему здоровья и востребованности в профессии на долгие годы. Потому что молодость молодостью, но лучший врач, по моему мнению, мудрый, добрый и опытный. Ведь доброта врачует не хуже лекарств!

Е. Михалицына

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *